Интервью президента Ильхама Алиева российскому "Первому каналу"

Интервью президента Ильхама Алиева российскому "Первому каналу" 6 октября Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев дал интервью российскому телеканалу "Первый канал"
Внутренняя политика
2826
7 октября 2020 г. 18:21
Интервью президента Ильхама Алиева российскому Первому каналу

6 октября Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев дал интервью российскому телеканалу "Первый канал". Report представляет это интервью.

-Меня зовут Евгений, я корреспондент "Первого Канала". Спасибо большое.

Ильхам Алиев: Очень приятно. Спасибо.

-Ильхам Гейдарович, Вы неоднократно заявляли о том, что цель нынешней наступательной операции – это возвращение Карабаха. «Карабах наша земля и мы туда вернемся» - это Ваши слова. Вполне однозначная позиция. Но и позиция противоположной стороны не менее однозначная – «Ни пяди земли не отдадим». И получается такой путь в никуда. На Ваш взгляд, что должно произойти для того, чтобы Азербайджан и Армения сели за стол переговоров?

-В первую очередь, должны быть выполнены 4 резолюции Совета Безопасности ООН, которые были приняты в 1993 году, в период, когда армянские оккупационные силы захватывали территории Азербайджана. Эти резолюции очень четко посылают сигнал агрессору. Там написано, что должен быть обеспечен немедленный, безоговорочный и полный возврат оккупированных территорий. С тех пор прошло 27 лет. Армянская сторона эти резолюции не выполняет, их игнорирует и всячески пытается заморозить конфликт как можно больше, как можно дальше. Все призывы международной общественности, в том числе стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ о том, что статус-кво неприемлем и должен быть изменен, остаются в воздухе. Поэтому наша позиция основана на нормах и принципах международного права, на исторической справедливости. В то время, как армянская позиция основана на исторической лжи и нарушении норм и принципов международного права. Как только резолюции Совета безопасности ООН будут выполнены Арменией, как только Армения даст согласие на вывод своих войск с оккупированных территорий, уверен, что за короткое время обе стороны могут прийти к соглашению, которое установит мир на Кавказе.

-Уже больше недели идут бои, и, судя по видео, которое распространяет как одна сторона, так и другая, понятно, что бои интенсивные и очень тяжелые потери. Можете ли Вы назвать эти цифры с азербайджанской стороны?

-С нашей стороны в результате артобстрелов со стороны Армении и со стороны Нагорного Карабаха на утро сегодняшнего дня погибло 27 мирных жителей и более 170 мирных жителей получили ранения различной степени, разрушено более 800 домов. Нынешняя эскалация противостояния началась 27 сентября, когда со стороны оккупированных территорий начался артобстрел населенных пунктов Азербайджана, а также наших боевых позиций, в результате которого в первые же минуты этого нападения погибли мирные жители и военнослужащие. Мы вынуждены были предпринять адекватные действия, перешли оперативно в контрнаступление. В результате этого контрнаступления подавили большое количество огневых точек, боевых позиций противника, освободили часть оккупированных территорий на северном и на южном направлении, тем самым многие населенные пункты Азербайджана, граждане, проживающие там, сегодня могут уже нормально жить, потому что уже туда не доходят армянские артиллерийские обстрелы. Но в последние дни обстрелы территории Азербайджана производятся со стороны Армении дальнобойной артиллерией, используются такие смертоносные системы, как «Точка У» и «Эльбрус», что является грубейшим нарушением Женевской конвенции, является преступлением, военным преступлением. Сегодня опять продолжается с утра обстрел города Тертер, который расположен в самой непосредственной близости к зоне конфликта. Также обстреливалось населенное города Гянджа, второго по численности города Азербайджана. Одна ракета попала на территорию крупнейшей нашей электростанции в Мингячевире и более 10 наших городов и сотни сел подвергаются массированной артиллерийской бомбардировке. Это старая тактика армянской стороны. Каждый раз, когда они терпят поражение на поле боя, они прибегают к таким подлым действиям, пытаясь нанести ущерб мирному населению и таким образом пытаясь остановить контрнаступление Азербайджанской армии. Но им это не удается и не удастся.

-О военных потерях можно говорить?

-Военные потери. На сегодняшний день информация, связанная с этим, является конфиденциальной. Об этом будет проинформирована азербайджанская общественность после окончания активной фазы боевых действия.

-Вы призываете Турцию участвовать в урегулировании конфликта в Нагорном Карабахе. В чем именно, на Ваш взгляд, должно заключаться это участие, в том смысле усилия военные или политические?

-Я об этом заявил вчера, исходя из того, что агрессивные действия Армении продолжаются, исходя из того, что Армения всячески пытается втянуть как можно больше стран в этот конфликт. Я говорил в одном из интервью о недопустимости такой политики. Конфликт не должен выходить за пределы Армении и Азербайджана. На самом деле конфликт даже не выходит на территорию Армении. Поскольку, несмотря на артобстрелы с армянской территории, мы по территории Армении никаких ударов не наносим, на территорию Армении не переходим, хотя все возможности для этого есть. Армянская сторона пытается втянуть в это противостояние ОДКБ, безуспешно. Пытается втянуть европейские страны. И по существу пытается интернационализировать этот конфликт, чему мы соответственно предъявляем свою позицию о недопустимости такого подхода. Что касается моего заявления о вовлеченности Турции. Я имел в виду, естественно, только политическое урегулирование, постконфликтное урегулирование. На данный момент Турция никоим образом не является вовлеченной стороной в конфликт, несмотря на разного роды слухи и инсинуации на этот счет, не подкрепленные никакими фактами, как то, что турецкий F-16 сбил армянский Су-25, и эта новость гуляла как и по российским СМИ, так и по европейским. Ни одного доказательства нет. Выяснилось, что армянский пилот просто, видимо, был не совсем профессионально подготовлен и врезался в гору. Вот такие фейковые новости вбрасываются. Я не знаю с какой целью. Могу догадываться. Но они не имеют под собой никакого основания. Так вот, когда закончится фаза военного противостояния, естественно, мы вернемся за стол переговоров. Кстати, Азербайджан с самого начала боевых действий говорил, что мы не выходим из переговорного процесса, мы рассчитываем на политическое урегулирование, но оно должно быть урегулированием. Мы не можем еще 30 лет сидеть и ждать, когда на Армению будет оказано соответствующее воздействие. Безусловно, Турция как великая страна, как наш сосед, сосед на Южном Кавказе имеет полное право принять участие в посреднической миссии, которая будет осуществлена по окончании активных боевых действий. С учетом того, что нынешняя посредническая миссия на протяжении 28 лет не привела ни к каким результатам, а привела либо к бездействию, тому, что мы имеем сейчас, конечно, мы должны исходить из прагматического подхода - кто может реально оказать позитивное воздействие на события в регионе для снижения эскалации, для установления прочного мира, для развития сотрудничества. И, конечно, в первую очередь, я считаю, это Турция и Россия.

-Вы сказали о европейских странах. Вы очень жестко ответили Президенту Франции, призвали его принести извинения за слова о наемниках, которые сражаются на стороне Азербайджанской армии. Можете ли Вы сегодня еще раз подтвердить, что наемники не участвуют в конфликте в Нагорном Карабах на стороне Азербайджана?

-Я уже говорю об этом на протяжении всех этих дней. Я удивлен таким информационным вбросом, и в моих телефонных разговорах с Президентом Франции я достаточно аргументированно отстаивал нашу позицию. Во-первых, просил представить доказательства, а если этих доказательств нет, то принести извинения азербайджанскому народу. Во-вторых, говорил о том, что мы в наемниках не нуждаемся. Сегодня Азербайджанская армия – это мощная армия. По всем международным рейтингам она входит в 50 самых мощных армий мира. У нас под ружьем находится 100 тысяч бойцов, не считая резервистов, не считая других военизированных формирований, готовых к бою. Сегодня Азербайджанская армия освобождает наши территории. Видео с места боевых действий показывают, как работает наша артиллерия, как работают беспилотники, как азербайджанские солдаты и офицеры водружают флаги на освобожденных от оккупации землях. Поэтому эти обвинения голословны и мы их решительно отвергаем и не можем допустить, чтобы вот такие слухи, непроверенные данные как-то манипулировали общественным мнением. Пусть представят доказательства. Сегодня идет десятый день активных боевых действий, никаких доказательств нам не представлено.

-Если предположить, что боевые действия завершились и Азербайджан добился поставленных целей. Какое будущее ждет Карабах, учитывая то количество армян, которые там проживают. Что будет с ними?

-Я на эту тему также говорил и раньше, и до эскалации и во время эскалации неоднократно. Не далее, как вчера в интервью турецкому телеканалу я говорил, что мы рассматриваем армян, проживающих на территории Карабаха, как своих граждан. И считаем, что после урегулирования конфликта, после того, как будет положен конец оккупации, армянское и азербайджанское население Нагорного Карабаха должно жить вместе, как это и было на протяжении многих лет. Когда конфликт начался в конце 1980-х годов, тогда на территории Нагорного Карабаха 75 процентов составляло армянское, а 25 процентов азербайджанское население. И город Шуша, где они проводили так называемую «инаугурацию» их главаря преступного режима и нанесли оскорбление азербайджанскому народу, на 98 процентов состоял из азербайджанского населения. Город Шуша был основан азербайджанским Ханом Панахали. Это древний азербайджанский город, откуда все азербайджанцы были изгнаны. Так вот после окончания конфликта, после мирного урегулирования, и это, кстати, отражено в базовых принципах, которые называются Мадридскими принципами, азербайджанское население должно вернуться на оккупированные территории. Там четко написано, что все перемещенные лица имеют право вернуться в места своего проживания. Таким образом, после того, как будет достигнуто мирное соглашение, а я надеюсь, что это произойдет, тогда азербайджанцы возвращаются в Нагорный Карабах и будут жить там, где и жили. И моя позиция всегда заключалась в том, что мы должны вернуть ту атмосферу, которая существовала до начала конфликта в конце 80-х годов. Я думаю, что это возможно. Это будет непросто после того, что армянские палачи устроили в Ходжалы, уничтожив мирное население, после того, как они разрушали наши исторические, религиозные памятники, стирали историческое наследие азербайджанцев с этих территорий, это будет нелегко. Но я считаю, что мы к этому должны стремиться. И мой призыв к народу Армении и к тем, кто проживает сейчас в Нагорном Карабахе, неоднократно звучал в дни боевых действий. Я призывал армянский народ образумить свое правительство, призывал армянских матерей не отправлять своих детей на оккупированные территории. Потому, что, наверное, сейчас ни для кого не секрет, что так называемой армии Нагорного Карабаха не существует. То, что называется армией Нагорного Карабаха, состоит на 90 процентов из граждан Армении. Так вот эти призывы я делал. С армянской стороны я таких призывов в эти дни не услышал. Кроме ненависти, кроме агрессии, кроме угроз и кроме совершенно неадекватных действий. Наша позиция такая, мы за мирное урегулирование конфликта. Уверен, что при наличии политической воли со стороны Армении, мы сможем этого добиться.

-Ильхам Гейдарович, любая война рано или поздно заканчивается миром. Как Вы себе представляете этот момент?

-Знаете трудно об этом говорить, потому что наш народ пережил столько горя, столько страданий, которые нанесли ему армянские оккупанты, что представить этот момент сейчас какой-то одной картиной очень трудно. Мы не имеем мира более 30 лет. То, что мы имели за последние более чем два десятилетия, это перемирие. Но все понимали, что оно неустойчивое, оно не прочное. Поэтому сопредседатели Минской группы в лице президентов России, США и Франции несколько лет назад выступили с заявлениями, было не одно заявление такого рода, что статус-кво неприемлем, он должен быть изменен. Они прекрасно понимали и понимают, что это перемирие очень хрупкое, оно неустойчивое. И вот сегодняшняя эскалация это еще раз подтверждает. Поэтому если говорить о мире, то в первую очередь, я вижу его как политическое урегулирование, которое бы было всеобъемлющим, которое бы было долгосрочным, вечным при серьезных гарантиях ведущих стран мира, тех стран, которые будут приемлемы как для Азербайджана, так для Армении. Я не исключаю, что состав этих стран может быть иным, нежели сегодня состав Минской группы и ее сопредседателей. Потому что Минская группа была создана в 1992 году в совершенно других геополитических реалиях. Это было время только после развала СССР, и, честно говоря, я не очень понимаю, на какой основе эту группа была создана. Потому что должен быть какой-то принцип, на каком создается то или иное объединение или временный формат. Поэтому, думаю что, возвращаясь к тому, о чем мы с вами говорили ранее, активное участие региональных держав, гарантии международных организаций и возврат, конечно, азербайджанцев на те земли, которые им по праву принадлежат.

-Уточняющий еще вопрос. Какая конфигурация может быть, на Ваш взгляд?

-Но это, наверное, преждевременно об этом говорить. Я думаю, что и так немножко забегаю вперед. Просто хочу, чтобы наши соседи и партнеры знали мою позицию. Думаю, что региональное сотрудничество уже достаточно себя проявило во многих сферах. Если обратить внимание на последние годы, то можно увидеть что Азербайджан вместе со своими соседями очень активно работал над созданием прочного регионального формата сотрудничества. Будь-то политического, экономического, транспортного, энергетического, любого другого. Достаточно только посмотреть на достижения, которых мы добились после многих лет, подписав Конвенцию по урегулированию правового статуса Каспийского моря. Пять прикаспийских стран практически с начала обретения независимости некоторыми из них не могли договориться, но потом, проявив добрую волю, мы к этому пришли и увидели преимущества этого. Сегодня сотрудничество между великой державой Россией и великой державой Турцией, которая является членом НАТО, намного более искреннее, прочное, эффективное, чем сотрудничество страны НАТО Турции, скажем, с другой страной НАТО, которая постоянно Турцию в чем-то обвиняет. Это же новые геополитические реалии, этого же не было в 1992 году. Мир изменился. Он меняется на наших глазах. И мы должны исходить из этого, а не из каких-то догм, не из каких-то предположений или же устоявшихся мнений, что вот та страна имеет потенциал решения, эта страна имеет потенциал решения. Сегодня, когда конфликт перешел в активную фазу и когда армянский премьер-министр уже, я вижу, надоел мировым лидерам своими телефонными звонками, видно кто имеет потенциал для урегулирования. Вот те, кто имеют потенциал для урегулирования, тех, кого Азербайджан уважает за достоинство, за справедливость, за искренность, вот они и должны будут быть гарантами долгосрочного мира.

-Спасибо большое Вам за развернутые ответы и за интервью.

-Спасибо.

Последние новости

Orphus sistemi