Наверх

Французский депутат: В результате армянской оккупации азербайджанцы были изгнаны со своих исконных земель

Французский депутат: В результате армянской оккупации азербайджанцы были изгнаны со своих исконных земель

Париж. 17 декабря. REPORT.AZ/ Интервью западноевропейского бюро Report с членом комиссии по иностранным делам Национальной Ассамблеи (парламента) Франции, группы дружбы Франция-Азербайджан, депутатом Жеромом Ламбером.

- Как Вы решили вступить в группу дружбы Франция-Азербайджан?

- Впервые я посетил Азербайджан 15 лет назад по линии Всемирного банка. Меня заинтерсовала геополитическая позиция Азербайджана и возможные перспективы сотрудничества с Францией. Я был знаком с тогдашним главой группы дружбы Жаном-Франсуа Манселем. Мы с ним не были соратниками по партии и, несмотря на различия в политических взглядах, я вошел в возглавляемую им группу. Еще и потому, что возглавлял группу очень деятельный, активный человек, что выглядело весьма многообещающе. Меня не интересовалы группы, существующие только на бумаге.

Ввиду конфликта с Арменией эта зона могла считаться проблемной, что тоже приковало мое внимание. Ну и, конечно же, я очень интересовался постсоветскими республиками. После краха Советского Союза на этом пространстве возникли новые вопросы, были выстроены новые отношения и ныне, на примере Украины мы видим, что эти процессы все еще продолжаются.

- Недавно у Вас состоялась встреча с азербайджанскими беженцами и вынужденными переселенцами. Какие впечатления остались у Вас после этой встречи?

- По инициативе и при организационном содействии Ассоциации дружбы Франция-Азербайджан у нас состоялись встречи с азербайджанскими беженцами и вынужденными переселенцами. Эти люди были изгнаны со своих исконных земель в результате армянской оккупации. Они мечтают вернуться в отчие края. Всей душой они желают вернуться в родные края и это естественно. Наша цель состояла в изучении обстановки на месте. Людям со стороны, далеким от происходящего, может показаться, что по прошествии 25 лет все забылось, раны затянулись, они смирились с этим, но это не так. Многие из них живут единственной мечтой вернуться в Карабах. Визит в Азербайджан и состоявшаяся встреча позволили мне понять эту истину. Мы не застали здесь проживающих в лагерях для беженцев, скитальцев и нищенствующих, но среди повстречавшихся нам были люди, влачащие тяжелое существование, были и те, кто живут в более-менее комфортных условиях. Впечатления от увиденного задели за живое, засели в душу.

- Как известно, Франция является сопредседателем Минской группы ОБСЕ. На протяжении многих лет нагорно-карабахский конфликт остается неразрешенным. Как Вы считаете, что тому виной?

- Минская группа интересна с точки зрения возможности диалога между Азербайджаном и Арменией. Однако никто со стороны не сможет решить конфликт. Ни Германия, ни Франция, ни США не направят в зону конфликта свои войска. Кофнликт может быть урегулирован только в политической плоскости, на основе политической договоренности. Я вижу, что процесс застопорился по причине нежелания Армении сотрудничать. Это неоспоримый факт. К сожалению, конфликт затянулся и это повышает риск его эскалации. Я понимаю Азербайджан, обвиняющий Армению в нежелании прикладывать усилия и заявляющий о необходимости изменения нынешнего статуса-кво. Я пойму Азербайджан, если ввиду этого он откажется от переговорного процесса. Азербайджан может оказать давление на Армению, однако в нынешнем положении это вряд ли даст хороший результат. 

Для слабой страны подобное давление только сблизит власти с народом. То есть Армения погрязла в трудностях. В этой стране происходят политические преобразования, порой имеет место насилие. Власти могут заявить, что, это произошло "по их вине", указав на Азербайджан, то есть, по сути, воспользоваться создавшимся положением. Национализм часто создает трудности, оборачивается проблемами. Если бы Армения была такой же процветающей как Азербайджан, я бы мог сказать, что рано или поздно вы поймете друг друга, поскольку имеет общность интересов. Можно было бы предположить, что пересечение историй и культур позволит вам когда-либо принадлежать к одной общине – каждый в своей стране, но связанные общими интересами. Однако ныне ситуация крайне сложна. Что же касается внешнего давления, то я не припоминаю конфликта с участием как крупных, так и малых стран, который бы решился таким путем.

- Хотелось бы услышать Ваше мнение по поводу подписания между городами Франции и армянскими сепаратистами хартии о дружбе?

- Органы местного самоуправления во Франции достаточно вольны в своих действиях. Даже если их действия противоречат политике Франции, пресечь это довольно проблематично, я бы даже сказал, невозможно. Таких "хартий о дружбе" немного, буквально несколько. В законодательстве имеются определенные пробелы, поэтому мы не вправе запрещать им подписывать документы. Однако посколько разрешение на побратимство между городами выдают главы департаментов, все это удалось пресечь.

- Как Вы оцениваете нынешние отношения между парламентами Азербайджана и Франции?

- Когда группу дружбы возглавляла первая леди Азербайджана, ныне первый вице-президент страны Мехрибан Алиева наши межпарламентские связи развивались динамичнее. Это совпало с периодом предшествовавших властей Франции. В течение этого времени мы несколько раз встречались с азербайджанскими депутатами, у нас была совместная деятельность. После того, как Мехрибан Алиева покинула группу дружбы и после того, как 18 месяцев назад сменилось руководство группы с нашей стороны, деятельность азербайджано-французской группы дружбы ослабла. Раньше в течение года мы проводили 3-4 заседания, а сейчас, за 18 месяцев мы провели только одно заседание и то учредительное. Активность или пассивность деятельности группы непосредственно зависит от ее руководства.

- Что Вы думаете о нынешнем уровне развития двусторонних отношений между нашими странами?

- Мне кажется, Азербайджан не входит в поле зрения международной политики Франции, во всяком случае, не на переднем плане. Будучи сопредседателем Минской группы ОБСЕ, Франция проявляет самый непосредственный интерес к кризисной ситуации вокруг нагорно-карабахского урегулирования. Помимо этого, Францию связывают с Азербайджаном торговые интересы. Однако полагаю, отношения между Азербайджаном и Францией не являются стратегическими, что лично меня крайне огорчает. Наши двусторонние отношения не так плохи, но и недостаточны. Хотя у нас есть отрасли, которые мы могли бы совместно развивать. Ввиду близости Азербайджана к Востоку и учитывая напряженность на границе с Ираном, Азербайджан может стать для Франции интересным партнером. Азербайджан – мусульманская страна, имеющая свои самобытные черты. Мы можем наладить диалог с Азербайджаном не только по этому региону, но и по другим регионам мира. 

- Вы отметили, что Азербайджан – мусульманская страна, но имеет свои самобытные особенности. Что Вы имели ввиду?

- То есть в Азербайджане, хоть он и является, преимущественно, мусульманской страной, не запрещено вероисповедание иных религий. В Азербайджане царит толерантность. Каждый свободно исповедует свою религию, здесь нет религиозного фанатизма, есть светскость. Мы, французы, тоже живем в таком духе: каждый свободно исповедует свою религию. Однако в общественных местах – на улицах и площадях не встретишь религиозные атрибуты, каждый хранит свою веру в сердце.

- Какие перспективы сотрудничества между Францией и Азербайджаном могут быть более эффективными?

- В первую очередь, мы должны наладить геополитические связи. Хорошо бы развить религиозные и культурные связи. На мой взгляд, Азербайджан может стать ценным партнером не только для Франции, но и для всей Европы. Азербайджанская земля помнит много исторических событий. Думаю, Азербайджан может стать для нас надежным партнером. 

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Другие новости из категории

Последние

Последние новости



Orphus sistemi