Экс-солистка "Гая": Главное – все делать с любовью

Экс-солистка "Гая": Главное – все делать с любовью Интервью Report c экс-солисткой легендарной группы «Гая» Айгюн Мехтиевой
Искусство
276
3 декабря 2021 г. 14:55
Экс-солистка Гая: Главное – все делать с любовью

Красивая женщина всегда будоражит умы и взгляды. А если красивая женщина еще и многогранно талантлива, то не заметить ее просто невозможно.

С одной из таких женщин, экс-солисткой легендарной группы "Гая" Айгюн Мехтиевой Report решил познакомить своих читателей.

- Женщина, которая поёт… Как случился ваш приход в «Гая»?

- «Гая» - это действительно группа с мировым именем. Когда я услышала, что квартет распался, а мне было тогда лет 20, у меня был шок… Как так? Мне казалось, что группа «Гая» должна была быть вечно.

Я получила музыкальное образование, но профессионально петь начала чисто случайно. Как-то спела на дне рождения дочери подруги, там меня заметили и пригласили поработать в военном оркестре. Год я пела в военном оркестре, потом перешла в группу, где работал и мой будущий супруг Самир Эйвазов. Выступали на различных государственных мероприятиях, ездили с гастролями. Как-то на одном из концертов, где я выступала с супругом, к нам подошел ныне покойный Рауф Бабаев. Мы были знакомы, его сын дружит с моим супругом. И он удивленно обратился к моему супругу, мол, как так? А почему я не слышал? Приходите в «Гая». Как раз тогда Рауф муаллим решил возродить легендарную группу. Но получилось так, что в «Гая» я попала немного позже.

- Каково ощущать себя частью легенды? Что дала вам эта школа?

- Сказать честно, мне как сольной певице, было сложно перестроиться на многоголосие. Но я поставила перед собой задачу и в результате упорных репетиций смогла удивить маэстро. Со вторым составом «Гая» мы объездили много городов с концертами. Это конечно же непередаваемые эмоции и позитив, но в то же время и огромная ответственность, потому что первый состав уже сказал свое слово, поставил свою печать, планку, и мы не могли сделать хуже.

- Помимо увлечения музыкой, вы также увлекаетесь дизайном одежды, росписью по стеклу, ковроткачеством. Откуда у вас вдруг интерес к ковроткачеству?

- Я даже сама не знаю, откуда у меня проснулся интерес к коврам. В детстве часто ездили в Исмаиллинский район, там у родственников я видела, как ткутся ковры, и мне казалось это безумно интересным. Немного поиграв с детьми во дворе, полазив по деревьям, я возвращалась к станку, мне было интересно смотреть, как петелька за петелькой создается ковер.

- Вы сами рисовали узоры для ковров или ткали уже по готовым эскизам?

- В 15-16 лет я уже создавала собственные рисунки, а также ткала уже по готовым эскизам. Когда пришло время поступать в университет, факультеты ковроткачества и моды были переполнены, а в то время в Университете искусств открылся факультет гобелена, меня это заинтересовало и я поступила туда. Искусство гобелена и в то время и сейчас не так распространено в Азербайджане. Он отличается от ковров и килимов свободой выражения. Ковры и килимы все-таки ткутся по определенным строгим канонам, эскизам, правилам, а гобелен дает простор для фантазии.

- Яркие пончо и сумки вашей работы вызывают восхищение. Откуда приходит вдохновение?

- В то время я еще участвовала и в показах мод. Но тогда у меня не было идеи делать что-то с национальными азербайджанскими узорами, я представляла работы по батику, росписи по ткани. Проскальзывала как-то мысль делать шарфы и сумки, но из-за нехватки времени мысль так и оставалась мыслью. Идея использовать элементы ковров и килимов пришла позже, во время пандемии, когда все мои краны оказались перекрыты. Мне захотелось сделать что-то такое, чтобы было простым в покрое, но в то же время с яркими, броскими, заметными элементами. Так и пришла идея с пончо.

- Какие материалы вы используете?
- Я очень люблю использовать материалы разной фактуры в одном изделии, особенно в верхней одежде. Сочетать несочетаемое. Все началось прошлым летом, когда никуда нельзя было выходить. Искала, где можно заказывать ткани, фурнитуру для изделий. Я не знала, есть ли в этом потребность на рынке или нет, но подумала – начну. И вот на следующий день после первой фотосессии началась Отечественная война. Все остановилось. Все мы были мыслями и душой «там». После окончания войны, я разработала еще несколько моделей, сделали фотосессию и… об этом узнали, заговорили. Работа стала вызывать интерес.

- Есть ли сегодня интерес к такой продукции?

- Интерес есть, и очень большой. На моих страницах в соцсетях много подписчиков, но одно дело просто интересоваться и восхищаться, а другое чтобы любимое дело еще и приносило прибыль. В сегодняшних реалиях с этим немножко сложно. В Азербайджане ручная работа не ценится по достоинству.

Скоро планирую принять участие со своими работами в выставке изделий ручной работы.

- Любовь к национальным узорам отражается и в других ваших работах.

- Я еще и рисую на стекле и керамике. Расписываю наши национальные армуду стаканы, рисую на одежде в технике батик.

- Ко всему прочему вы еще преподаете в школе изобразительное искусство. В век гаджетов, цифровой технологии проявляют ли нынешние дети интерес к изобразительному искусству?

- У детей, особенно в младших классах, есть интерес к рисованию, и не маленький. Среди них даже встречаются очень талантливые самородки, но, к сожалению, с возрастом из-за возрастающей образовательной нагрузки у них не хватает на это время. Редко кто из таких талантливых детей впоследствии выбирает профессию из сферы искусства.

- Как вы все успеваете? Ваши увлечения не мешают одно другому?

- Каким бы делом вы не занимались, самое главное, вкладывать в свою работу душу, так, чтобы донести ее до адресата. Естественно, когда любимое дело еще и приносит доход, это приятно вдвойне. Главное – все делать с любовью.

Гюля Низами

Последние новости

Orphus sistemi