Наверх

Операция в Мосуле - первый этап на пути создания нового Ирака - КОММЕНТАРИЙ

Подобное разделение власти чем-то напоминает Ливан

Баку. 18 октября. REPORT.AZ/ Спустя два года четыре месяца семь дней приступили к операции по освобождению от террористической группировки "Исламское государство" (ИГ) иракской провинции Мосул.

Об этом официально заявил премьер-министр Ирака Гейдар аль-Ибади. Операция началась ночью 17 октября.

Отмечается, что операция одновременно проводится в трех направлениях: с востока Мосула, вооруженной группировкой курдской автономии на севере Ирака с фронта "Хазер" (пешмерге), а с фронтов Гювер и Гейяра на юге региона движется иракская армия.

С 16 октября принадлежащие коалиционным силам боевые самолеты бомбят позиции ИГ.

Чтобы изменить территорию до неузнаваемости, террористы подожгли собранную в рвах сырую нефть.

Основная цель операции заключается в очистке от террористов районов Хамдани, Каракуш провинции Мосул.

В своем телеобращении касательно начала операции, аль-Ибади попросил у жителей Мосула поддержки, однако не коснулся боевиков автономии на севере, а также поддерживаемой Ираном вооруженной группировки "Хашди Шаби" и обучаемых Турцией в Башике отрядов Ниново.

Таким образом, курдские боевики продвинутся на 10 км к центру Мосула, а охранная группировка Ниново – на 2 км. В центр города войдут иракская армия и полиция.

По информации, в операции по очистке второго крупного иракского города от террористов принимают участие более 30 тыс. военнослужащих. ИГ вторгся в данную провинцию, где в основном проживают туркманы, арабы и курды, 4 июня 2014 года и 10 числа того же месяца захватил Мосул.

Переход провинции под контроль террористов в течение 6 дней связывают с тем, что иракская армия не вела борьбу за провинцию. Распространилась также информация о присвоении ИГ сотен миллионов долларов банков Мосула и боевой техники, оставленной иракскими солдатами.

Другими словами, после перехвата Мосула ИГ стал сильнее как с финансовой точки зрения, так и вооружения.

Кроме того, под контроль группировки ИГ перешли нефтяные скважины провинции. Захват ИГ Мосула также показал наличие интриг в правительстве, армии Ирака и среди генералов. Именно поэтому данная ситуация привела к отставке тогдашнего премьер-министра Нури аль-Малики.

Правда, это лишь один из эпизодов видимых сторон происходящих в Ираке событий. Иракское правительство и коалиционные силы более полутора лет готовятся к освобождению региона. В этом году операция дважды откладывалась – весной и летом. Три дивизии иракской армии в Мосуле были вооружены современным американским оружием, в том числе 120 мм минометами М1129 Stryker и как минимум 700 ед. бронемашин Humvee и пр. Вся эта техника в прямом смысле слова в то время осталась ИГ…

Согласие на освобождение Мосула дали все борющиеся с ИГ или же заявляющие о своей борьбе с этой организацией государства. С этой точки зрения, не исключается освобождение Мосула от террористов в ближайшие дни. Данная операция может провалиться лишь в случае поддержки террористов одной из сил в мире или регионе. Пока ни одна страна не изъявила подобного желания.

Захват Мосула террористами повысил влиятельность ИГ. Освобождение провинции может сказаться не только на судьбе Ирака, но и Сирии. Операцию в Мосуле можно также считать показателем отношения и силы более 60 государств, объявивших о борьбе с террористами в Сирии и Ираке. Освобождение Мосула определит будущее Ирака. С этой точки зрения, главное – дальнейшая судьба освобожденного от террористов Мосула.

Другими словами, кто будет контролировать эту провинцию – курдская автономия на севере Ирака или же правительство Багдада? Как будут обеспечиваться национальные права этнических меньшинств в Мосуле? Как решат проблему религиозной дискриминации, созданной в провинции против лиц, не поддерживающих противостояние между суннитами и шиитами в исламе?

С этой точки зрения, соседние с Ираком страны – Турция и Иран, хотя в неощутимой степени, но все же являются активными участниками операции по очистке Мосула от террористов. Правительство Багдада неоднократно заявляло о нежелании присутствия Турции в Ираке. Официальный Тегеран также поддерживает эту позицию. Однако Турция заявляет, что находится в Ираке на основе Анкаринского и Лозанского соглашений. Согласно указанным международным соглашениям, в случае возникновения в Мосуле и Керкуке какой-либо формы управления или же аннексии, Турция обладает правом участвовать в принятии решений.

С другой стороны, территориальная целостность Ирака давно нарушена. Уже более 30 лет на этой территории разместилась представляющая угрозу территориальной целостности Турции террористическая группировка РПК. Она действует в той же форме, что и при бывшем президенте Ирака Саддаме Хусейне, бывшем премьере Нури аль-Малики и нынешнем главе правительства Гейдаре аль-Ибади. Наряду с заявлениями относительно выступления с позиции территориальной целостности Ирака и Сирии, официальная Анкара ведет борьбу с этой террористической группировкой по причине отсутствия полного контроля за территорией страны или же слабости центральной власти в соседних государствах. Кроме того, могут ли те, кто не имеет никакого отношения к региону, заявлять о проведении антитеррористической операции на территории Ирака и Сирии, и оставаться безразличными к деятельности сил, угрожающих сущности турецкого государства?! Естественно нет.

По информации, боевики "Гудса", считающиеся зарубежным крылом гвардии Стражей иранской революции, находятся на территории Ирака и Сирии. В Ираке, не соблюдая никаких законов, в целом действуют 7 военных разведывательных управлений Ирана. Мы не ощущаем нужды перечислять такие страны, как США, Великобритания, Франция, Россия и пр.

В Ираке насчитывается всего лишь более 2 тыс. турецких военнослужащих. Они разместились в регионе Башика близ Мосула и занимаются проведением учений против террористов. Турция в первую очередь заинтересована в обеспечении национальных прав туркманов в Ираке. Это, безусловно, их естественное желание, так как туркманы подверглись ассимиляции в результате осуществляемой Багдадом на протяжении долгих лет политики.

Иран заинтересован в охране второго шиитского государства и стремлении оставить его под своим влиянием. После свержения Саддама Хусейна в правительстве Багдада премьер-министр – шиит, а президент - курд-суннит. Подобное разделение власти чем-то напоминает Ливан, где правительство сформировалось из мусульман, а президентство – из христиан. В правительстве выделяется место и шиитам. События в Ливане показывают безуспешность данного разделения. С этой точки зрения, за последние 13 лет подтверждается безуспешность разделения в Ираке власти между шиитами и курдами. Курды же скрывают свои намерения. Включая Керкук и Мосул, они хотят создать на севере Ирака независимое государство. Осуществление их желания в большей степени зависит от Ирана и Турции. А действующие от лица этих этнических групп террористы для раскола территориальной целостности осуществляют на территории Турции и Ирана последовательные теракты.

Некоторое отступление: нынешним президентом Ирака является представитель курдской этнической группы Фуад Месум, выдвинувший в январе 2014 года кандидатуру Гейдара аль-Ибади на пост премьер-министра. Тогда президент США Барак Обама поддержал данную кандидатуру и призвал политических лидеров страны к совместной деятельности. На аль-Ибади смотрели, как на основную фигуру, способную покончить с проблемами в Ираке. Он был избран премьер-министром через 2 месяца после захвата ИГ Мосула – 10 августа 2014 года. С 8 сентября того же года он приступил к исполнению своих обязанностей.

Напомним, что аль-Ибади родился в Багдаде в 1952 году. Долгие годы он жил в Великобритании как политический мигрант. В 15-летнем возрасте примкнул к партии, защищающей права иракских шиитов. Получив в Багдаде образование (инженер-энергетик), в 1970 году он уехал в Британию и в Манчестерском университете защитил докторскую диссертацию. Он был в числе радикальных критиков Саддама Хусейна в Объединенном Королевстве и являлся одним из активистов партии, выступающей против власти Саддама Хусейна. В 1982 году БААС казнил двух его братьев, а третий был приговорен к 10 годам тюрьмы.

В 1983 году аль-Ибади лишили иракского гражданства. Его эмигрировавший отец похоронен в Лондоне…

Мы упомянули о жизненном пути аль-Ибади, так как он стал премьер-министром Ирака с согласия Запада и Ирана. Существует большая вероятность, что британский политик сыграет одну из решающих ролей в дальнейшей судьбе Ирака. Другими словами, иракский вопрос разрешится так, чтобы там преобладала тема для повторного разжигания конфликта. Таким образом, дело не заканчивается освобождением Мосула. Это может также считаться первым этапом на пути создания нового Ирака.

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Последние

Все новости


Orphus sistemi