Наверх

Юрист Фархад Мирзоев: Все требования армян относительно Нахчывана и Карсского договора являются абсолютно необоснованными

Охарактеризовать подобные заявления можно только как очередные популистские высказывания для привлечения внимания мирового сообщества

Баку. 3 октября. REPORT.AZ/ В последние месяцы и даже год, особенно в период обострения турецко-российских отношений, мы часто слышим от представителей армянского общества и истеблишмента о необходимости денонсации Карсского договора от 1921 года и законности требований армян на Нахчыван.

В обществе наверняка возникает вопрос: «Являются ли такие требования обоснованными с точки зрения международного права и каков наш аргументированный ответ на подобные высказывания».

Хотелось бы сразу отметить, что все требования относительно Нахчывана и Карсского договора являются абсолютно необоснованными в соответствии с международным правом. Охарактеризовать подобные заявления можно только как очередные популистские высказывания для привлечения внимания мирового сообщества к территориальным претензиям к своим соседям несостоявшегося маленького государства с большими амбициями.

Говоря о Карсском договоре, в случае с Азербайджаном, наряду с внутренними соглашениями между тремя советскими республиками (РСФСР, Армянской ССР и Грузинской ССР), существуют все еще действующие советско-турецкие соглашения, определяющие границы между Турцией и тремя южнокавказскими республиками. В статье 3 Московского договора от 16 марта 1921 года, заключенного между Советской Россией и Турцией, стороны определили между собой четкие территориальные границы. Логическим продолжением данного Договора стал Карсский договор от 13 октября 1921 года, заключенный между Турцией и тремя южнокавказскими республиками – Азербайджанской ССР, Армянской ССР и Грузинской ССР. Московский и Карсский договоры определили международные пределы территории и границы трех южнокавказских республик. Необходимо также отметить, что эти договоры были заключены формально независимыми советскими южнокавказскими республиками до образования СССР в 1922 году.

Таким образом, договоры об определении территорий и границ, заключенные между бывшими республиками СССР, а также между ними и третьими государствами обладают юридической силой в соответствии с международным правом, согласно концепции стабильности границ и не могут считаться утратившими своей силы. Принцип международного права о стабильности соглашений о границах, независимо от коренного изменения обстоятельств (rebus sic stantibus), является нормой международного обычного права. Данная норма была инкорпорирована в Венскую конвенцию о праве международных договоров 1969 года, которая широко признана как кодификация норм международного обычного права. В соответствии с международным правом односторонняя отмена договора о границах противоправна по своей сути. Статья 6 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года четко предусматривает, что коренное изменение обстоятельств (как, например, распад СССР, изменение государственного строя в бывших южнокавказских республиках) неприменимо к договорам о границах. Кроме того, договоры об определении границ устанавливают специальный территориальный режим erga omnes, носящий обязательный характер. Такие же положения также были включены в Конвенцию о правопреемстве государств в отношении договоров 1978 года (статья 11). Аналогичная позиция была занята Международным Судом ООН в территориальном споре между Ливией и Чадом (Libya v Chad, 1994 (Case Concerning Territorial Dispute)), где Суд объявил, что стабильность границ является фундаментальным принципом, и договор о границе, единожды заключенный, не зависит от продолжительности жизни договора.

Необходимо отметить, что все республики СССР, будучи частями Союза, имели четкие внутренние границы между собой. Это было закреплено в статье 78 Конституции СССР, где говорилось, что территории и границы республик не могли быть изменены без их согласия, и любые изменения границ между ними могли произойти лишь при наличии обоюдного согласия и в соответствии с двусторонними договорами, которые впоследствии должны были быть утверждены центральными властями Союза ССР. Общеизвестно, что не существует подобных соглашений относительно изменения территорий и границ Азербайджана, Грузии или Армении. Границы советских республик были четко определены в начале прошлого столетия. Ряд соглашений о границах между этими республиками и решения центральных органов, а также результаты референдумов, проведенных в определенных частях республик, окончательно определили демаркацию и делимитацию границ между ними, включая небезызвестный локальный референдум населения Нахчывана в начале 20-х годов ХХ столетия, в период установления советской власти в Азербайджане.

В соответствии с вышеуказанным, без наличия согласия всех участников какого-либо договора о границах, даже в случае ее односторонней денонсации, положения подобного договора относительно установления границ сохраняют свою силу в соответствии с требованиями международного права. Таким образом, вся эта истерия вокруг Карсского договора и притязаний на Нахчыван не имеет под собой никаких международно-правовых оснований.

В нашем обществе часто задаются вопросом: «Если когда-нибудь Азербайджан решит затащить Армению в компетентные международные суды за все те бесчинства и международные правонарушения, есть ли у нас все шансы выиграть такие дела?»

Прежде всего, хотел бы отметить, что международно-правовые судебные разбирательства между Азербайджаном и Арменией невозможны без решения вопросов юрисдикции Международного суда. Иными словами, подобное возможно лишь в случае наличия согласия обоих государств на рассмотрение того или иного спора в Международном суде. Без наличия воли Азербайджана и согласия Армении, боюсь, все это попытки будут безрезультатны. Некоторыми нашими коллегами высказывались идеи относительно того, что можно было бы постараться привлечь Армению к международным судебным разбирательствам в рамках многосторонних договоров (конвенций). Однако, полагаю, что и это весьма сложно и может не принести ожидаемых нами результатов в краткосрочной перспективе. В любом случае, это – работа, требующая больших усилий с нашей стороны. В случае же если все-таки нам удастся, как некоторые выражаются «затащить» Армению в Международный суд или международное арбитражное разбирательство, то я лично как юрист-международник оцениваю шансы Азербайджана на победу как очень высокие. Наверное, именно поэтому наши оппоненты не желают этого допустить, что очевидно проглядывается в их позиции.

Хотелось также напоследок отметить, что Азербайджан уже имеет успешный опыт в победе над Арменией в международно-правовой плоскости в судебных инстанциях. Так, например, это произошло в деле «Чирагов и другие против Армении» (Chiragov and others v. Armenia, 2015) в Европейском суде по правам человека. Я горд тем, что Азербайджан смог выиграть данное дело и доказать всему миру, что азербайджанские земли оккупированы и контролируются Арменией вопреки тому, что она это все время отрицала, ссылаясь на так называемый «независимый статус «НКР». Азербайджан привлек к данному делу профессиональную команду международных экспертов. К счастью для Азербайджана, у нас в стране сформировалась хоть и небольшая, но определенная плеяда квалифицированных юристов-международников, которые не хуже ведущих международных экспертов могут достойно представить свою страну, готовых по первому зову встать на защиту интересов своей страны.

Фархад Мирзоев

Фархад Мирзоев родился в Баку в 1980 году. Окончил факультет международного права БГУ. С отличием окончил Школу права Ноттингемского университета (Великобритания) и Фрибургский университет (Швейцария).

В 2008 году защитил кандидатскую диссертацию при Ученом совете Академии государственного управления при Президенте АР.

С 2001 года - руководитель международной юридической и консалтинговой фирмы BM Morrison Partners.

Автор свыше 100 научных статей и монографии по международному праву.

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Последние

Все новости


Orphus sistemi