Перо дипломата в ответ на армянскую агрессию

Перо дипломата в ответ на армянскую агрессию "В связи с выходом на пенсию у меня остается единственное оружие - мое перо. И его я уж точно не выпущу из рук, ни за что на свете. Пройденный мною жизненный путь, знания и опыт - это мои боеприпасы".
Внешняя политика
9407
14 октября 2020 г. 10:50
Перо дипломата в ответ на армянскую агрессию

Интервью Report c азербайджанским дипломатом Вахдатом Султанзаде.

К своей дипломатической деятельности В.Султан-заде приступил ещё с 60-х годов прошлого века. Он работал в таких странах, как Иран, Турция, Афганистан, а последним местом работы дипломата стал Туркменистан, где более 10-ти лет он занимал должность сначала советника, а затем Чрезвычайного и Полномочного Посла Азербайджанской Республики.

-Уважаемый Вахдат-муаллим, Вы, несмотря, на ваш почтенный возраст, продолжаете держать руку на пульсе происходящих событий. Как нам всем известно 27 сентября, после очередной провокации армянской стороны, наш уважаемый Президент, Верховный главнокомандующий армией Азербайджана Ильхам Алиев собрал Совет безопасности и объявил о начале операции по освобождению оккупированных территорий Нагорного Карабаха. И сегодня , когда идет Отечественная война азербайджанского народа, на ваш взгляд, есть ли у нас победы и на дипломатическом фронте?

- За это время, за 30 лет независимости, выросло поколение талантливых дипломатов. Огромная заслуга принадлежит в этом Президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву, который сам является профессиональным дипломатом. Нынешний министр - Джейхун Байрамов – достойно защищает интересы Азербайджана. После армянского ракетного удара по Гяндже он оперативно отвез на место попадания ракеты дипломатический корпус, организовал приезд журналистов из ведущих мировых СМИ. Теперь послы, аккредитованные в нашей стране, своими глазами увидели, что значат уверения армянской стороны, что якобы они не стреляют по мирным жителям. Теперь во всех странах мира правда о зверствах армянских нацистов и тех жертвах, что принес азербайджанский народ, будет звучать все громче и громче.

Буквально накануне он провел брифинг для руководителей дипломатического корпуса в нашей стране. Была предоставлена информация о жертвах среди гражданского населения, донесена правда об истоках и ходе конфликта. Эти материалы обязательно будут отражены в зарубежной печати и новостных программах. Вот только бы хотелось, чтобы данное благое начинание не ограничилось брифингами.

Нужно создать площадку для более тесного общения с главами и сотрудниками дипломатических миссий, желательно, в неформальной обстановке Ambassador Club. Своего рода клуб по интересам. Это даст нам возможность более эффективно взаимодействовать с послами, а через них – с представляемыми ими странами.

- Насколько мне известно Вы являлись Чрезвычайным и Полномочным Послом Азербайджана в Туркменистане и Афганистане. Приходилось ли Вам и там сталкиваться с армянскими дипломатами?

-Да, помню, было дело. В Туркменистане под запретом любая пропагандистская враждебная по отношению друг к другу деятельность посольств стран, находящихся в конфликтной ситуации того или иного характера. Но однако моего армянского коллегу все-таки однажды прорвало.

Будучи на одном из банкетов, организованных президентом в честь послов, он, нарушая все дипломатические, протокольные и этические нормы, в кругу нескольких дипломатов высказал довольно неприятные для нашего народа сентенции. Суть их сводилась к тому, что народ (имея в виду азербайджанцев), трижды сменивший в течение одного лишь столетия свой алфавит, не заслуживает уважения. Дескать, вот армяне в течение двух тысяч лет пользуются одним и тем же алфавитом, что приносит им колоссальные дивиденды в плане укрепления их международного авторитета.

Соответственно, после этого взоры всех послов были обращены в мою сторону. Создалась весьма неординарная и напряженная атмосфера. С моей стороны должна была последовать мгновенная реакция, исключающая, тем не менее, агрессивность и резкость высказывания. Мой натренированный подобными ситуациями мозг, не допускающими возникновения дипломатического Casus belli, т.е. повода для начала военной конфронтации, сгенерировал полушутливый по форме, но весьма предупредительный по содержанию ответ. С благостной улыбкой на лице я приступил к повествованию:

"Когда я в 1974 году в составе особой миссии МИД СССР посетил Аддис-Абебу, мне довелось встретиться с королем Эфиопии Хайле Селассие I. Узнав, что я родом из Кавказа, он рассказал мне занимательную историю о том, как прилетев в Ереван, обратил внимание на надписи, исполненные армянским алфавитом, и был несказанно удивлен. Своё удивление он высказал при встрече с главой Армении Демирчяном. Суть его сводилась к тому, что, по мнению Хайле Селассие I, армяне украли свой алфавит у древней Эфиопии эпохи древнего Египта и Месопотамии, перевернув при этом эфиопские буквы с ног на голову..."

Раздался дружный хохот послов, а армянскому послу ничего не оставалось, как подойти ко мне после окончания банкета, и, извинившись за свою бестактность, попросить, чтобы я больше не ставил его в такое щепетильное положение своим тонким юмором.

-Это было единственное столкновение с армянскими дипломатами? Или все-таки пришлось еще повоевать с ними?

-Конечно же, не единственное. Приходилось, и не раз. Но самой крупной победой я по-прежнему считаю миссию в Марокко. Дело в том, что как раз в то время – а я говорю о декабре 1994 года – должны были быть подписаны резолюции Организации исламской конференции "О конфликте между Арменией и Азербайджаном", "Оказание гуманитарной помощи беженцам Азербайджана", и со стороны Марокко – подписан "Протокол о политических консультациях между Министерствами иностранных дел Азербайджана и Марокко", а также – проведены переговоры с послами других мусульманских стран.

Благодаря доброжелательным отношениям, установившимся между нами секретариатом ОИК мы получили конфиденциальную информацию о том, что против нашей политической резолюции "О конфликте между Арменией и Азербайджаном" собираются выступить представители некоторых государств. Беспокоил нас и тот факт, что десятью днями ранее в Рабате побывала официальная делегация из Армении, которая проводила определенную работу с некоторыми зарубежными мусульманскими посольствами.

Следовало определить тактику ведения нашей линии на конференции, заключающую в себе поиск союзников и активную опору на них. К счастью, группа обладала крепким и сплоченным профессионально компетентным организационным ядром, что существенно облегчило поиск сил, активно лоббирующих азербайджанские интересы. Экстремальная обстановка выявила немало друзей нашей республики.

Конфиденциальная информация наших друзей из Секретариата, раскрывшая нам демарш министра иностранных дел Кыргызстана Розы Отунбаевой, направившей в этот орган протест, связанный с проектом нашей политической резолюции, и, в частности, её открытое несогласие с квалификацией Армении в качестве агрессора, явилось громом средь бела дня.

С целью дезавуации наносящих ущерб нашим государственным интересам представительницей Кыргызстана, мы вынуждены были использовать механизм давления на нее со стороны наших союзников. В среде самых активных оказались Госсоветник Турции, министры иностранных дел Пакистана, Ирана, Мали, Сенегала, Омана, ОАЭ, Египта, Саудовской Аравии, Иордании, Генеральный секретарь ОИК Хамид-аль-Габид и другие члены Секретариата.

Однако наши настойчивые обращения к ней, апеллирования к исламской солидарности и общей приверженности к тюркскому миру наталкивались на неизменную, лишенную эмоционального фона позицию. Примерно, она выражалась следующим образом: "Вы имеете установку своего руководства на обеспечение принятия резолюции об армянской агрессии, а мы руководствуемся установкой нашего руководства, запрещающей нам выступать против дружественной по СНГ Армении". В конечном итоге, в результате настойчивого супрессирования наших союзников и консультаций Р.Отунбаевой со своим руководством в Кыргызстане попытка нарушить консенсус при принятии нашей политической резолюции была нейтрализована. Армения была объявлена во всем исламском мире агрессором.

-Насколько мне известно, в этом историческом мероприятии принимал участие и общенациональный лидер Гейдар Алиев...

- В то время, как мы заканчивали "обработку" Отунбаевой, в аэропорту Касабланки Гейдара Алиева и сопровождающих его лиц встречал собственной персоной сам король Марокко – Его Величество Хасан II. Тем самым, марокканский монарх подчеркивал высочайшее уважение к личности Гейдара Алиева, проявляемое далеко не каждому прибывающему главе мусульманского государства.

Самолет Президента приземлился в Касабланке буквально за 2 часа до окончания совещания министров иностранных дел. Кстати, впоследствии мне приятно было прочесть в статье блестящего корреспондента радио "Свобода" Эльмиры Ахундовой, опубликованной в газете "Зеркало" о том, что по прибытии в Касабланку она первым увидела меня, "буквально светившегося от радости", и поняла, что у нас все в порядке. Очень обстоятельно она осветила мою деятельность в Касабланке и в своей фундаментальной книге "Мгновение истины".

-Вахдат-муаллим, сегодня, просматривая Вашу биографию в интернете, не мог не обратить внимания, что у Вас сегодня юбилей 85 лет. Поздравляю со светлым праздником. Не буду говорить банальностей, поэтому ограничусь чистосердечным пожеланием здоровья – величайшей на сегодня ценности.

- Спасибо! Спасибо, что цените и помните!

- И напоследок, военнослужащие выполняют свой долг на фронте, действующие дипломаты сражаются на своем поле боя. Как я понял, судя по вашему запалу, оставаться в стороне вы не собираетесь?

- Нет, конечно. Но, просто, в связи с выходом на пенсию у меня остается единственное оружие - мое перо. И его я уж точно не выпущу из рук, ни за что на свете. Пройденный мною жизненный путь, знания и опыт - это мои боеприпасы. И они, уверен, также скажут свое слово в достижении Азербайджаном победы.

В довершение хочу пожелать сил нашему Глубокоуважаемому Президенту и Народу Азербайджана. Карабах - это Азербайджан!

Последние новости

Orphus sistemi