Наверх

​Ильхам Алиев: Сократим расходы бюджета по неприоритетным направлениям, инфраструктурным проектам

Президент Азербайджана дал интервью информационному телеканалу Россия-24

Баку. 3 декабря. REPORT.AZ/ Президент Азербайджана Ильхам Алиев 28 ноября дал интервью информационному телеканалу Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании "Россия-24".

Report со ссылкой на АзерТАдж предлагает это интервью вашему вниманию.

- Господин президент, добрый день. Спасибо за то, что вновь принимаете нас на азербайджанской земле.

- Добрый день, добро пожаловать.

- Господин президент, сегодня многие партнерские отношения проходят испытание на прочность. Российско-азербайджанское сотрудничество развивается динамично, насыщенно. Этот год оказался весьма наполненным с точки зрения визитов, двусторонних контактов. Как Вы оцениваете политический диалог между Россией и Азербайджаном в данном историческом моменте?

- Наш политический диалог ведется постоянно. Как вы отметили, отношения очень динамично развиваются, охватывают все сферы, и между нами не существует нерешенных вопросов и проблем. На нынешнем этапе наших отношений возникают новые возможности для углубления сотрудничества, в первую очередь, в экономической сфере, и мы видим по итогам этого года, что уже растет товарооборот, и экспорт из Азербайджана в Россию также растет. Это результат, я думаю, того, что на протяжении многих лет мы выстраивали отношения именно на основе партнерства, взаимной поддержки, дружбы, добрососедства. И это приносит пользу нашим странам, нашим народам. Сегодня Азербайджан и Россия - это два соседних дружественных государства, которые активно развиваются и готовы противостоять тем вызовам, которые существуют в мире.

- В каких сферах Вы видите возможности для наращивания сотрудничества?

- У нас существуют традиционные сферы сотрудничества. Это, конечно, энергетический сектор, нефтегазовая сфера. Здесь сотрудничество уже имеет хорошую историю и хороший потенциал. В этом году были заключены соглашения в нефтегазовой сфере, которые будут в дальнейшем определять уже более динамичное развитие отношений в этой сфере. Также хороший потенциал и уже опыт сотрудничества в сфере электроэнергетики, транспорта. Мы - и Россия, и Азербайджан заинтересованы в том, чтобы транспортный коридор Север-Юг более активно заработал, и мы со своей стороны создаем необходимую инфраструктуру. Это и морские порты, и железная дорога, и реконструкция автотрассы. То же самое и с российской стороны. Хороший потенциал сотрудничества, конечно, в сфере реализации азербайджанской сельскохозяйственной продукции на российских рынках. Мы наращиваем экспортный потенциал. В принципе, это была стратегическая линия нашего правительства. Но с учетом нынешней ситуации и потребностей в наших товарах на российском рынке мы целенаправленно стали наращивать именно тот ассортимент, который востребован российским потребителем.

Хорошие перспективы есть и у туризма. Мы видим увеличивающееся количество туристов из России, которые приезжают в Азербайджан и летом, и зимой. Здесь есть хорошие условия - и не такое большое расстояние, и нет языкового барьера. Ну и, конечно, сфера культуры, образования. Она – основа, я думаю, для нашего сотрудничества. Практически еженедельно в Баку гастролируют известные российские коллективы, которые пользуются большой популярностью.

- Главное, что нет языкового барьера и это во многом благодаря стараниям, благодаря политике, которую проводит целенаправленно и последовательно Азербайджан в отношении русского языка. Образование, да, это тоже одна из сфер, весьма перспективных и успешно реализуемых сегодня между Россией и Азербайджаном. 13 тысяч азербайджанских студентов обучаются в российских вузах. Что Вы можете сказать о взаимодействии, о месте русского языка в Азербайджане на сегодняшний день? Потому что в Азербайджане очень большая русская община. Об этом тоже сегодня нужно упомянуть. Не мешает ли она, не создает ли каких-то неудобств? И как обеспечить вот это действительно комфортное существование русского языка в Азербайджане?

- Как вы правильно отметили, русская община в Азербайджане - самая большая на Южном Кавказе, насчитывает более 120 тысяч человек. Это люди, которые достойно представляют Азербайджан и на международной арене, и участвуют в различных международных мероприятиях, а также вносят свой большой вклад в развитие нашей страны. Это достойные граждане нашего государства, патриоты Азербайджана, одновременно люди, которые привязаны к своему языку, к своей культуре, традициям. Традиции мультикультурализма - это относительно новое слово в нашем лексиконе - в Азербайджане были всегда на протяжении веков. Просто по-разному это называлось, но суть от этого не менялась. Думаю, что те позитивные традиции, которые были созданы на протяжении веков, в том числе и в советское время, в современном Азербайджане укрепляются. И это является основой межнационального согласия в нашей стране, основой динамичного развития, современного развития нашей страны. Потому что в современном мире, к сожалению, мы зачастую видим другую картину - противостояние, разобщение, дискриминация. В некоторых странах вообще на высоком уровне заявляют, что политика мультикультурализма потерпела фиаско. Это очень опасная тенденция, и думаю, что пример Азербайджана как раз говорит об обратном. Говорит о том, что можно быть привязанным к своей культуре, своей истории, одновременно также уважать культуру представителей других народов и религий. И неслучайно Баку стал своеобразным центром международного сотрудничества в этой сфере. У нас недавно создан Международный центр мультикультурализма, проводятся различные мероприятия, международные форумы. И конечно, как многонациональная, многоконфессиональная страна, Азербайджан демонстрирует пример того, что все эти вопросы можно умело решать, когда есть социальный заказ и есть правильная политика государства.

Русский язык в Азербайджане так же почитаем, как и в предыдущие времена. У нас более 300 школ с обучением на русском языке. Во всех государственных вузах существуют отделения, чтобы могли учиться на русском языке. Также создан филиал МГУ, Славянский университет. Я считаю, что этот позитивный опыт может быть полезен для тех стран, которые выбирают язык в качестве мишени для атак.

- Сама история диктует Баку оставаться городом толерантным, городом интернациональным. Это был самый интернациональный город Советского Союза. Скажите, а сейчас, в современном мире трудно оставаться таким городом и оставаться такой страной во время, когда крах мультикультурализма признают ведущие европейские политики, например. Вы не ощущаете давления изнутри или извне?

- Нет, не ощущаю. Изнутри давления нет. Потому что общество полностью разделяет подходы государства к этому вопросу. Здесь нет никаких разногласий. И в принципе, государственная политика также поддерживает эти настроения в обществе, так же, как и общественное мнение, помогает государству эту политику осуществлять. Мы видим плюсы такого состояния общества. Потому что не всегда было так. Ведь в первые годы независимости, когда у власти был так называемый Народный фронт, ситуация была совсем другая. Тогда национальная нетерпимость по существу была возведена в ранг государственной политики, и негативное отношение, попытки выдавливания некоренного населения - все это прошло перед нашими глазами. Это были годы национального позора для нашей страны, для нашего народа. Азербайджанский народ проявил мудрость и всего чуть более года терпел эту власть, а потом она была сдана на свалку истории.

- Эта прививка еще действует?

- Да, да. Это потому, что общество отвергло вот эти подходы. В сфере национальной политики были допущены очень большие ошибки, если не сказать преступления. Так же, как и во всех других сферах. Поэтому общество быстро очистилось от этого чуждого налета и вернулось к своим корням. Поэтому сегодня это - нормальное состояние развития нашего общества. Поэтому внутри никаких предпосылок для того, что эта политика может быть подвержена ревизии, нет.

Что касается того, что происходит за пределами наших границ, конечно, это вызывает беспокойство. Потому что мы не живем на острове, и хочешь не хочешь процессы, которые протекают в регионе, оказывают определенное влияние. Но и здесь опять высокое сознание общества, а также эффективная государственная политика и наглядная демонстрация преимущества вот такого отношения, такого состояния общества, думаю, это - главная движущая сила.

- Давайте поговорим об экономике Азербайджана. Потому что мировая экономика тоже заметно влияет и на состояние общества любой страны. ВВП Азербайджана в этом году показывает трехпроцентный рост. Это достаточно стабильно и во многом показатель, на который стоит ориентироваться сегодня, то, что указывает на эффективную экономическую политику, выбранную правительством, выбранную государством. Какие прогнозы Вы даете на следующий год и что, на Ваш взгляд, будет определять рост экономики в ближайшем будущем?

- У нас в этом году, как вы отметили, ожидается трехпроцентный рост, но мы всегда, когда считаем ВВП, в основном обращаем внимание на ненефтяной сектор, и там ситуация получше, там рост 6-7 процентов мы ожидаем в этом году. В прошлом году было 10. В следующем году также в ненефтяном секторе экономики мы ожидаем рост от 6 до 10 процентов. Это результат именно политики диверсификации и того, что в предыдущие годы мы очень много инвестировали и средств, и усилий для того, чтобы диверсифицировать экономику Азербайджана. Сегодня нефтяной сектор в ВВП составляет где-то 45 процентов, то есть меньше половины. Падение мировых цен на нефть, безусловно, будет оказывать негативное влияние на наши планы, но у нас разработаны различные сценарии, и при цене на нефть в 60 долларов экономика будет стабильно развиваться.

- А в бюджете какая цена заложена?

- В бюджете заложено 90. В прошлом году было 100.

- Это оптимистичная цифра.

- Да. Но когда мы закладывали 90 и принимали бюджет, цена была 90. Единственный негатив я вижу в том, что то, что мы планировали сделать за год, мы сделаем за два года. Просто сократим расходы бюджета по неприоритетным направлениям, инфраструктурным проектам. Хорошо, что в предыдущие годы мы в основном эти проекты уже реализовали.

Для развития экономики даже до ситуации, которая сложилась в этом году, были приняты серьезные меры по стимулированию предпринимательства, льготному кредитованию, выделению субсидий фермерам. У нас фермеры освобождены от всех налогов, кроме налога на землю, и государство активно субсидирует развитие производства на селе.

Сфера информационно-коммуникационных технологий стабильно растет в Азербайджане. Азербайджан - это уже страна с космической индустрией. Уже первый спутник запущен. Скоро будет запущен второй. То есть активно развиваются эта сфера, сельское хозяйство. Большие надежды на туризм. Очень много сейчас создается современных гостиниц по всей стране, и мы видим рост числа туристов, которые предпочитают Баку в качестве места отдыха. Вот эти основные направления, плюс, конечно же, политика по индустриализации, которую мы осуществляем уже несколько лет, дает свои плоды. Мы стараемся быть полностью самообеспеченными и по строительным материалам, не только по продуктам питания, и в этом направлении еще предстоит многое сделать.

- Вы намерены продолжать политику диверсификации экономики? И если да, то в идеале в структуре ВВП какой процент должен быть отведен нефтяным, сырьевым доходам?

- В идеале, конечно, мы будем стремиться, чтобы нефтяные доходы составляли где-то треть от нашего ВВП. Тогда мы будем считать нашу политику по диверсификации уже как бы состоявшейся. Мы на пути к этому. Потому что, когда мы начинали эти программы, вообще нефтяной фактор был чуть ли не 80 процентов, сейчас он 45. То есть идет тенденция к снижению. Нужно принимать во внимание, что мы ожидаем в ближайшие годы рост, значительный рост производства газа и его реализации. Поэтому нефтяной ВВП будет расти.

- Он будет уже нефтегазовым.

- Совершенно верно.

- Тем не менее, зависимость от внешней конъюнктуры тоже будет увеличиваться. Вы говорите, что при 60 долларах за баррель нефти экономика Азербайджана будет стабильно развиваться. Ваши аналитики насколько реалистичным считают такой прогноз, и какие в целом прогнозы по ценам на нефть?

- Знаете, трудно от наших аналитиков ждать более детальных анализов, чем от мировых аналитиков. Поэтому, они, наверное, ориентируются на общий, как бы мировой тренд. Никто четко не может предсказать, - и, видимо, есть объективные причины для этого, - что будет, и до сих пор ведь никто четко не может объяснить, почему это произошло.

- Хотела Вас спросить, к какой теории Вы склоняетесь. Есть несколько конспирологических теорий и объективных, более реалистичных …

- Я бы в своем анализе интегрировал все эти теории понемножку. Потому что есть и объективные причины того, что происходит. Но и, конечно же, могут быть другого рода причины. Потому что мы из истории знаем периоды, когда резкое снижение цены на нефть вело к определенным проблемам в некоторых странах. И поэтому исключать это мы не можем. Тем более что об этом очень часто говорит и пресса, а также и аналитики. Поэтому здесь, наверное, ждать от кого-то каких-то прогнозов очень трудно.

- Важным критерием эффективности экономической политики является социальное положение граждан. Вы сказали, что в случае необходимости сокращения расходов, вы будете сокращать инфраструктурные проекты. Это значит, что ваши социальные программы остаются нетронутыми? И придерживаетесь ли Вы вектора, тезиса о социальном государстве?

- Да, безусловно, социальные программы останутся без изменений. Наоборот, мы будем стремиться к тому, чтобы еще больше создавать возможностей. В данном случае речь идет, конечно же, и об увеличении зарплаты, а также создании социальной инфраструктуры. Для нас социальная сфера всегда была приоритетом, мы никогда ее не отрывали от экономической, и реформы, которые проводили, были привязаны к социальному фактору. Поэтому, несмотря на кардинальные реформы, в Азербайджане за последние годы социальные вопросы решались очень успешно.

За последние 10 лет было построено более 500 медицинских учреждений, более 3 тысяч школ. Осуществляются инфраструктурные проекты по водоснабжению во всех регионах. То есть инвестирование в социальную инфраструктуру – это наш приоритет. Они не будут сокращены. Но одновременно, конечно, эта сфера не может развиваться в отрыве от экономики. Ведь именно за счет того, что в последние годы экономика развивалась, нам удалось сократить бедность за 10 лет с 49 процентов до 5-ти, и в основном за счет создания рабочих мест и создания новых условий для работы. Также безработица практически в Азербайджане уже как социальное явление перестала существовать.

- Какой процент безработицы в Азербайджане?

- Пять процентов. Поэтому это все было результатом, естественно, экономической политики государства, а также создания хороших условий для бизнеса. Потому что эти рабочие места были созданы не в нефтяной сфере. В нефтяной сфере рабочие места не создаются так быстро. Это все было создано в сфере производства, услуг, в регионах. Поэтому без экономического роста, просто за счет бюджетных расходов на социальные вопросы решать будет трудно. Здесь именно нахождение правильного баланса между сокращением расходов в те сферы, которые не так приоритетны, и те сферы, которые не влияют на социальное состояние общества.

- В момент проявления каких-то кризисных явлений в экономике, как правило, возникает дилемма: давать деньги на развитие или экономить, откладывать, создавать так называемые стабилизационные фонды. Какой путь выбрали вы?

- Мы выбрали оба пути. И за годы активных реформ из года в год наши валютные расходы росли, и наши инвестиции тоже росли. В прошлом году в экономику Азербайджана было вложено 28 миллиардов долларов, - для страны с почти 10-миллионным населением – это немалый объем, - из которых 70 процентов – это внутренние инвестиции. В структуре внутренних инвестиций, конечно, пока что преобладают государственные инвестиции инфраструктурного характера. Поэтому мы стремились к тому, чтобы из года в год наши валютные резервы увеличивались. И они увеличиваются из года в год. Одновременно мы тратим столько, сколько нужно для того, чтобы создать диверсифицированную экономику. А без нормальных условий жизни в регионах это сделать невозможно.

В ранние годы независимости очень много граждан Азербайджана уезжали на заработки, в том числе и в Россию. Сейчас этот процесс практически приостановился или же замедлился. Но начался другой процесс – из регионов приезжают в Баку. И поэтому нашей главной задачей были вопросы, связанные с региональным развитием, с тем, чтобы на местах были хорошие больницы, хорошие школы, водоснабжение, электричество, газификация и условия для работы. Поэтому диверсификация экономики – она не только в структуре, она еще и в географии. И в этом плане нам, я думаю, удалось за последние годы именно обеспечить устойчивое развитие нашей страны.

- Если немножко развить тему географии и поговорить о внешних инвестициях, о том какие рынки сегодня перспективны для вложения и сохранности, развития государственных средств. Куда вы обращаете свои взгляды сейчас? Насколько перспективными и интересными Вам кажутся рынки Востока, Китая, например? Я знаю, что Азербайджан вкладывает в суверенные фонды, в юань сейчас значительно вкладывает.

- Да, мы начали диверсифицировать наши инвестиции несколько лет назад. Тому было несколько причин. Первая то, что мы не могли перегревать экономику внутри страны. Также, естественно, хотели диверсифицировать наш инвестиционный портфель. Поэтому начали вкладывать. Это и Азия, и Европа, и Россия…

- Я надеялась услышать.

- Да, да. Поэтому мы вкладываем и, конечно, в акции, и в недвижимость, и в банковский сектор, и в производство. Что касается России, мы вложили в банковский сектор, приобрели акции ВТБ, также в недвижимость, также и в производство, для нас российский рынок является перспективным. И мы будем продолжать активно инвестировать в российский рынок, несмотря ни на какие ситуации, несмотря на так называемые санкции. Потому что, во-первых, все это временно, а во-вторых, мы должны работать так с тем, чтобы укреплять отношения. Ведь инвестиции – это не просто диверсифицирование своих средств. Это также демонстрация отношения и уровень сотрудничества. Ни одна страна в принципе не будет государственные средства вкладывать туда, где нет стабильности и нет добрых отношений. Для нас Россия является другом, партнером. И инвестиции в Россию будут продолжены. Также, конечно, мы бы хотели видеть больше инвестиций из России в Азербайджан.

- Вы неоднократно говорили, что одной из главных проблем и болезненных тем для Азербайджана остается решение армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта. На Ваш взгляд, за последнее время насколько вам удалось приблизиться к разрешению этого вопроса?

- К сожалению, здесь мы не можем говорить об успехах в переговорном процессе. И причина достаточно проста и банальна. У нас складывается впечатление, и оно достаточно уже устоялось в обществе, что Армения не хочет мира, не хочет урегулирования этого вопроса, хочет оставить все как есть. Иначе - сохранить статус-кво. Хотя президенты стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ - России, США и Франции неоднократно заявляли, что статус-кво неприемлем, он должен быть изменен. Изменение статус-кво означает деоккупацию азербайджанских территорий, что является главным условием для урегулирования конфликта. Армяно-азербайджанский, нагорно-карабахский конфликт отличается от всех других конфликтов на постсоветском пространстве тем, что для его решения существуют резолюции Совета Безопасности ООН. Причем не одна, а четыре, требующие, как там написано, немедленного и безоговорочного вывода армянских сил с оккупированных территорий. Они не выполняются уже более 20 лет.

И, к сожалению, не существует механизма их реализации, поскольку Армения их просто игнорирует. Эти резолюции должны лежать в основе урегулирования конфликта, потому что другого просто быть не может. Нагорный Карабах – это историческая азербайджанская территория. Он называется «нагорный», потому что есть и неизменный. Карабах – это древняя азербайджанская земля. Сегодня часть Карабаха находится под оккупацией, и не только в пределах Нагорно-Карабахской автономной области, ведь оккупированы и территории, которые за пределами бывшей НКАО, где армянского населения вообще не было. Мы подверглись этнической чистке, и сегодня большая часть нашей территории находится под оккупацией.

То есть существует юридическая база для решения этого вопроса. Это - резолюции Совета Безопасности ООН. Существует историческая база. Потому что само слово Карабах – азербайджанского происхождения, и история этого региона хорошо известна историкам и людям, которые этой темой занимаются. Армения же всячески пытается торпедировать переговорный процесс своими действиями.

Должен сказать, что этот год отличался от предыдущих интенсивным характером переговорного процесса. И не только, а тем, что страны-сопредседатели Минской группы в лице руководства этих стран активно участвовали в переговорном процессе, чего не было, наверное, никогда. В августе Президент Путин провел встречу с президентами Азербайджана и Армении в Сочи, в сентябре госсекретарь Керри аналогично провел встречу с нами, и в конце октября Президент Франции Олланд также пригласил президентов Азербайджана и Армении на встречу в Париже, и мы провели и двусторонние, и трехсторонние дискуссии. И одна из тем, помимо собственно урегулирования конфликта и переговорного процесса, касалась укрепления мер доверия с тем, чтобы было меньше инцидентов на линии соприкосновения, и с тем, чтобы стороны больше доверяли друг другу. Обе стороны – и армянская, и азербайджанская позитивно оценили встречу в Париже и в своих публичных комментариях об этом говорили. Но буквально через две недели Армения начала проводить так называемые военные учения на оккупированной части нашей территории. Причем, эти учения они проводили не в Армении и даже не в пределах Нагорно-Карабахской автономной области, а на территории Агдамского района Азербайджана, буквально вдоль линии соприкосновения. По их же собственным данным, там участвовало 47 тысяч военнослужащих и тысячи видов техники. Спрашивается, какая была необходимость сразу после позитивной встречи в Париже устраивать провокации?! Более того, в течение нескольких дней, когда эти учения шли, Азербайджан сохранял спокойствие и проявлял терпение, никак на это не реагируя. Видимо, армянская сторона этим не удовлетворилась и предприняла попытку военной атаки на наши позиции боевыми вертолетами Ми-24. Когда эти вертолеты уже практически атаковали позиции наших войск, наша армия вынуждена была сбить один из вертолетов. То есть это была сознательная провокация с тем, чтобы спровоцировать нас на ответные действия и тем самым использовать это как предлог для того, чтобы опять подорвать переговорный процесс.

Я думаю, что Минская группа ОБСЕ должна была более четко отреагировать на эту армянскую провокацию и осудить их за такие действия. Но поскольку этого не происходит, им все сходит с рук. Поэтому перспективы урегулирования в 2015 году будут зависеть от нескольких факторов, и одним из них является способность посредников убедить армянскую сторону в том, что урегулирование конфликта выгодно также и им.

- Что Вы, в целом, думаете об эффективности международных институтов в решении современных конфликтов?

- Я не очень оптимистично на это смотрю, и думаю, что здесь я не одинок, в этом подходе. То, что происходит в мире, демонстрирует то, что международные институты не справляются со своими обязанностями, а также, может быть, не оправдывают надежд, тех, которые на них возлагаются. Это касается и нашего случая, когда на протяжении более 20 лет ОБСЕ является посредником. Это касается и вопросов, которые в компетенции ООН. Поэтому в принципе в мире идет деформация международных институтов, что является очень тревожной тенденцией, опасной. Считаю, что здесь ведущие страны мира должны свое слово четкое сказать не только заявлениями, но и уважением к тем решениям, которые принимаются. Или же не принимаются решения, а действия осуществляются - мы это видели тоже не раз в современном мире не так давно. Поэтому слом существующего механизма международного сотрудничества приведет просто к тотальному хаосу. Придумать что-то новое сейчас трудно, реформировать существующие международные институты еще труднее, поскольку существуют ограничения в этом направлении. Единственно, думаю, что на данном историческом отрезке времени ответственность ложится на ведущие страны мира. Они не должны нарушать международное право в первую очередь. Они должны поддерживать международное право. Но, к сожалению, зачастую этого не происходит.

- В этом году мы увидели, как на карте мира появилось некое образование, которое называет себя "государство ИГИЛ". Радикальная исламистская группировка захватывает все новые территории и угрожает соседям. Это не так далеко от Азербайджана происходит, нужно сказать. Что Вы думаете об этом феномене? Об этом феномене - агрессивном и настроенном достаточно решительно.

- Во-первых, для того, чтобы правильно оценить ситуацию, необходимо четкое понимание того, как эта так называемая структура возникла, откуда она появилась. Она же не с другой планеты прилетела. Это все результат именно того, что происходило на Ближнем Востоке за последние как минимум десять лет. Это плоды той политики, которая осуществлялась на Ближнем Востоке, и результат этой политики. Это еще раз доказывает, что в вопросах поддержки радикальных, фанатичных групп необходимы большая осторожность и дальновидность. Нельзя делить террористов на хороших и плохих. Что хороший террорист, который ведет борьбу против твоего врага, а плохой - это тот, который ведет борьбу против тебя. Вот это главная, я думаю, тема, которая должна найти свое решение. И пока это не будет решено ведущими странами мира, пока не будет общего понимания борьбы с радикализмом и терроризмом, такие ситуации будут постоянно возникать.

Для нас, конечно же, это, не сказал бы, что такая большая угроза, но это тема, которую мы должны, естественно, отслеживать. Это не так далеко от наших границ, как вы отметили. В Азербайджане внутри страны источников для радикализма не существует. Мы являемся, конечно же, мусульманской страной, общество привержено своим традициям, религии. Ислам – это религия мира. Наши национальные и религиозные ценности диктуют нам именно такой мирный подход к решению всех вопросов. Одновременно Азербайджан – это светская страна со светским обществом, современное государство с высоким уровнем образования. Образование - это главная гарантия против радикализма. В стране, где стопроцентная грамотность и где общество образованное, внутри потенциальных угроз быть не может. Но извне, конечно, мы являемся частью региона, поэтому процессы, которые происходят на Ближнем Востоке, вокруг нашей границы, конечно же, нас беспокоят. Потому что это может негативно влиять и на общественное сознание, и также представлять физическую угрозу. Но наши границы надежно защищены.

- Я напоследок предлагаю поговорить о том, что еще способно объединять людей, о спорте. В России в этом году прошла зимняя Олимпиада, Азербайджан в 2015 году принимает Европейские игры. Как вы готовитесь к этому празднику?

- Во-первых, хотел бы воспользоваться возможностью и поздравить россиян с успешным проведением Олимпиады в Сочи. Я был на открытии Олимпийских игр. Это было прекрасное, грандиозное представление, демонстрирующее и силу России, и современность, и развитие. И мы очень радовались за успехи России, а также победу россиян. Так что вдвойне поздравляю.

Мы также готовимся к Европейским играм. Это будет проведено впервые. Мы очень рады, что Европейский олимпийский комитет доверил это право Азербайджану. Европейские игры никогда не проводились. С самого начала, как только было решение о том, что игры пройдут в Баку, мы решили провести их на самом высоком уровне, на уровне летних Олимпийских игр.

Эти игры будут достаточно масштабными. Мы ожидаем более 6 тысяч спортсменов, которые будут соревноваться в 20 видах спорта. Это, в общем-то, сопоставимо с летними Олимпийскими играми. Мы могли бы принять и большее количество спортсменов и больше видов спорта, но было определено, что такого количества достаточно. У нас сложность главная была в том, что времени на подготовку было очень мало - всего два с половиной года, но мы время не теряли даром. Строятся новые спортивные объекты, конечно, новая транспортная инфраструктура. Город живет ожиданием этих игр. Они состоятся через полгода. Это будет большим европейским праздником. Думаю, что решение провести Европейские игры в мусульманской стране – это мудрое решение. Одно из мудрых решений в плане именно того, о чем мы с вами говорили, - мультикультурализма и взаимопроникновения цивилизаций и культур. А в 2017 году в Баку пройдут Исламские игры солидарности. То есть в течение двух лет Азербайджан примет и Европу, и исламский мир, а в промежутке еще «Формулу-1», которая также, кстати, успешно была проведена в Сочи, с чем вас и поздравляю. Так что новый город для «Формулы» - Сочи, а после Сочи – Баку. Так же, как и по Олимпиаде. Поэтому хотел бы воспользоваться возможностью и пригласить россиян приезжать почаще в Баку, не только на Европейские игры.

- Желаю новых побед Азербайджану и азербайджанским атлетам на всех предстоящих играх. Спасибо.

- Спасибо.

Если Вы нашли ошибку в тексте, пожалуйста выделите часть текста с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Последние

Все новости


Orphus sistemi