Джалил Рзаев: Свой самый сильный кадр я, наверно, пока еще не снял...

Джалил Рзаев: Свой самый сильный кадр я, наверно, пока еще не снял... Азербайджан богат талантливыми людьми. Особенно в сфере искусства. А то, что фотография тоже искусство, ни у кого не вызывает сомнения.
Медиа
155
11 ноября 2021 г. 11:41
Джалил Рзаев: Свой самый сильный кадр я, наверно, пока еще не снял...

Азербайджан богат талантливыми людьми. Особенно в сфере искусства. А то, что фотография тоже искусство, ни у кого не вызывает сомнения.

Как говорится, творческий человек талантлив во всем. Ювелир, парикмахер, мастер тату, рок-музыкант – далеко не все сферы деятельности собеседника Report, фотографа Джалила Рзаева.

- Джалил, в каком возрасте вы увлеклись фотографией? Что способствовало этому, может какой-то случай?

- Фотографией я стал увлекаться приблизительно лет в 25. В детстве у меня были разные камеры и я снимал все подряд. Но, все решил именно Его величество случай. Как сказал известный французский фотограф, один из важнейших мастеров модной фотографии Патрик Демаршелье, "Фотография это искусство случая". Как-то мой друг, нуждающийся на тот момент в деньгах, пришел ко мне с просьбой купить у него фотоаппарат "Зенит-ЕТ". В то время я работал ювелиром, располагал средствами и поэтому спокойно приобрел у него эту камеру. Я начал фотографировать, тогда еще снимали на пленку, людям нравились мои работы. И я стал заниматься более серьезно, мне захотелось стать фотографом.

- Что самое сложное в фотографии, увидеть или снять?

- Наверно, все-таки увидеть. Потому что в наш век современных технологий достаточно легко научиться нажимать на кнопку и делать качественные снимки. Но вот увидеть… Этому научиться невозможно. Фотограф либо видит, либо нет. Научить человека пользоваться камерой легко, а вот как и когда применять - это другой вопрос. Если он видит, если в зависимости от той идеи, которую собирается воплотить, он может это передать, либо если это репортажный кадр, может видеть происходящее и накладывать на кадр какую-то смысловую нагрузку - это и есть мастерство. В этом заключается талант фотографа.

- Вы еще долгое время профессионально занимались татуировками. Какой случай больше запомнился за годы работы мастером тату?

- Когда я работал мастером в одном из салонов Москвы, к нам обратилась девушка, которая попросила набить тату в виде сердца с именем парня. По разговору я понял, что она моя землячка, но я не мог поступить вразрез с правилами салона и не взять клиента. В беседе с ней я потихоньку стал задавать наводящие вопросы, чтобы дать девушке понять, что я тоже из Баку. Намеками пытался отговорить ее от этого поступка, так как понимал, что в ее семье разразится буря. Однако, девушка была настойчивой и мне пришлось набить тату. Но все-таки, в обход правил салона, мне удалось оставить ей свой номер телефона, чем девушка спустя 3 дня не преминула воспользоваться. Как я и ожидал, в семье случился грандиозный скандал, и девушка спрашивала, как она может вывести тату. Я направил ее по нужному адресу, благо свежую татуировку можно вывести без последствий и шрамов.

- Расскажите о самой интересной татуировке, которую вам приходилось набивать?

- Самую интересную татуировку я сделал одному парню уже по возвращении из Москвы в Баку. В то время в интернете уже был довольно-таки известный эскиз – трайбл с головой змеи. Я решил его повторить в более улучшенном варианте. Это стало моей первой бакинской сильной работой.

- Вы еще и рок-музыкант…

- Был когда-то. Мы тогда еще с другом решили открыть свою студию, я был совладельцем, занимался продюсированием. У нас записывались многие звезды отечественного шоу-бизнеса. Однако и сейчас я работаю над одним достаточно интересным проектом, это музыка, но не рок-направления. Пока не хочу говорить об этом.

- Если бы пришлось выбирать между тату и фотографией, что бы вы выбрали? И стоял ли выбор?

- Так на самом деле случилось, что я начал параллельно заниматься фотографией и татуировкой. И у меня действительно был момент, когда мне пришлось выбирать, продолжать карьеру татуировщика или поставить точку на достигнутом. В то время это было модно, было разнообразие, очень много людей хотели на себе что-то изобразить. Я был молод, очень много работал. Но татуировщик – это одновременно и психолог, и художник, который не имеет право на ошибку, потому что он рисует на человеческом теле. И в какой-то момент я понял, что просто устал. Реально устал от напряжения и физического и умственного. А еще для меня, как для человека достаточно творческого, важно видеть результат сразу же. Поэтому фотография в моей жизни стала своеобразной отдушиной, которая позволяла быть собой. Мне нравится видеть людей, нравится смотреть, "вынимать" из них то, что прячется за фасадом - некоторые душевные качества, переживания, эмоции. Нравится не только находить ракурс, но и делать фотографии…сильные. Поэтому чаша весов перевесила в сторону фотографии и я не жалею об этом.

- Спасибо вам за интервью, Джалил, и последний вопрос. Есть ли фотография, сделанная вами, которую вы считаете самой сильной, самой удачной?

- Обычно я отвечаю как Сальвадор Дали. Когда у него друзья спросили о его самой любимой, самой сильной картине, он показал мольберт, покрытый покрывалом. Сняв покрывало с мольберта, друзья Дали увидели нетронутый холст…

Я - портретист, поэтому портреты, крупный план - это для меня нечто особенное. Разные лица, разное выражение лица, эмоции, судьбы. Я очень люблю снимать своих детей, супругу. Но, свой самый сильный кадр я, наверно, пока еще не снял...

Гюльнара Низами

Последние новости

Orphus sistemi